Наша полиция

«Русская Эбола» публикует отрывки из книги Дмитрия Гремяченского «Наша полиция», вышедшей в свет в 1906 году в Москве, в издательстве «Труд и Воля». Купить книгу можно было всего за 6 копеек, на заре реформ, распространялась она довольно свободно. Книжка активно критиковалась властью. 

Полиция. У кого из русских граждан не закипает гневом сердце при одном только этом слове? Кто хоть раз в своей жизни не сталкивался с полицейским произволом и самовластием? Кто не страдал от обид, оскорблений и злоупотреблений, причиненных полицией, уверенной в своей безнаказанности! Полиция избивала русских людей по участкам, в сырых и холодных арестантских помещениях. Переломанные ребра, кровоподтеки — вот с чем обыкновенно уходил обыватель из участка. Но некоторые были менее счастливы — и простились навсегда с жизнью в этих местах пытки. По поводу смерти таких арестантов в полицейских протоколах писалось, что «смерть последовала от самоубийства», или что-либо подобное; если же газеты пытались взяться за разоблачение этих преступлений, то они наталкивались обыкновенно на запрещение писать об этом, подкрепляемое угрозой всяких кар. И благодаря бесправию и безгласности русского общества — сколько таких преступлений осталось нераскрытыми, погребенными навсегда в полицейских застенках. Те же преступления, которые выплывали, несмотря на всевозможные запрещения, на свет божий, оказывались настолько ужасными, что заставляли сердце сжиматься от боли.

Так было в случае с девицей Зотовой, севшей в поезд на ст.Тихорецкая. В вагоне к ней в навязчивой форме приставал некий господин в судейской форме. После отказа девицы на попытки завязать знакомство сей господин заявил, будто она украла его вещи. Зотова была высажена на ближайшей станции и помещена в арестантское помещение, где была изнасилована полицейскими чинами. После чего она скончалась.

Не менее трагична судьба курсистки Ветровой, посаженой в крепость по обвинению в государственном преступлении. Во время допроса она была изнасилована жандармским офицером. В знак протеста Ветрова вылила на себя керосин из лампы и сожгла себя.

Но если для бедных и угнетенных у полиции есть только кулаки и «холодные», то для власть имущих и богатых она расточает самую любезную предупредительность. Чего она только не сделает за приличное вознаграждение: обойдет закон, явно его нарушит, закроет глаза на очевидное преступление.

Взяточничество чрезвычайно широко распространено среди полицейских чиновников, — настолько широко, что наряду с прочими недостатками нашей полиции даже не считается особенно большим грехом. Берут от верху до низа, внизу — пятаками, а наверху сотнями рублей. Рублевка спасает русского гражданина от многих неприятностей. Взяточничество считается настолько обычной вещью в полицейском мире, что, например, околоточные одного города говорят открыто в своем заявлении о распространенности взяточничества среди них. Они объясняют это тем, что иначе им было бы трудно жить при их маленьком жалованьи.

Но не только сама полиция берет взятки с обывателя, оказывается, можно и от самих полицейских поживиться кой-чем. Так, на собрании городовых в Петербурге заявлялось, что из их жалованья делают постоянные вычеты. Накопились уже большие деньги, но где они — неизвестно.

Только в Англии полиция хорошо служит народу. Она строго ответственна по суду за свои неправильные деяния, она отличается там честностью и справедливостью. Городские общественные управления постоянно надзирают за ней. Полицейские чиновники имеют хорошее жалованье и поэтому не обращаются к взяточничеству. Самый последний чиновник должен отдавать себе отчет в своих действиях. За ним следит его начальство, общество, печать.

Наша полиция не выдерживает никакого сравнения с английской. Обязанности нашей полиции чрезвычайно многочисленны и подчас неопределенны. Русская полиция слишком всесильна, ответственность же ее бесконечно мала. Попробуйте привлечь к уголовному делу полицейского чиновника: для этого придется сначала испрашивать разрешение у его начальства. Только одно начальство может предать своего подчиненного суду. Но в полицейском мире все связано круговой порукой. Поэтому высшее начальство согласится скорее замять дело, если оно уже слишком волнует общество своим беззаконием. Виновный получает обыкновенно перевод в другой город, иногда даже с повышением.

Дабы избавиться от этих пороков, русская полиция, по крайней мере должна быть беспристрастна. Она должна быть также честна и неподкупна. Раз при помощи рубля можно склонить полицию в ту или в другую сторону, у граждан пропадает уверенность в своей безопасности. Такая полиция не может пользоваться никаким влиянием. Ей будут подчиняться, но как грубой силе.

Причиненный полицией вред должен возмещаться, а преступления полицейских чинов должны рассматривать обычные суды, гласно и публично. Необходимо учредить муниципальную полицию, дабы усилить контроль над ней со стороны городских властей, а некоторые высшие полицейские должности должны быть выборными. Печати необходимо иметь широкий доступ к освещению действий полиции.

Следует производить более тщательный отбор в полицейские чиновники. Лица, подвергавшиеся уже наказанию по суду или с ничтожным образованием, не должны назначаться на сколько-нибудь ответственные должности.

Вообще деятельность полиции надо поставить в известные, строго определенные законом, пределы. Только при этих условиях полиция не будет служить для разных проходимцев средством порабощения русского народа. Полиция на службе у народа, а не полиция против народа, — вот что надо провозглашать повсеместно.

Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s